Кипренский О.А. «Портрет А.С. Пушкина», 1827 г.

Побочный сын помещика, родившийся крепостным, О.А.Кипренский является автором целого ряда замечательных портретов своих современников.
Художник успешно учился в Академии, но добротная академическая выучка сочеталась у него с не менее ценными для портретиста качествами внутреннего видения натуры и вполне реалистической трактовкой образа. Будучи сам человеком беспокойным и темпераментным, человеком обостренного нервного восприятия, мятежной и пылкой души, Кипренский умел увидеть и выявить внутреннюю сущность портретируемого. 

Неудивительно поэтому, что одним из лучших, психологически-глубоких творений мастера является замечательный портрет великого русского поэта А.С. Пушкина, написанный с натуры в 1827 году.

Перед нами сравнительно небольшое погрудное изображение поэта. Одетый в черное, со сложенными на груди руками, Пушкин слегка повернул голову и смотрит несколько в сторону от нас. Он отчужден, задумчив и грустен, взгляд устремлен в бесконечность, кажется, поэт прозревает свой уже близкий и трагический конец, но непоколебимо спокоен. Его спокойствие - спокойствие мудреца, невольника своего собственного таланта и чести, благородного достоинства человеческой личности перед суровыми жизненными испытаниями. 
Все утонченно и красиво в этом человеке: лицо, озаренное грустной, но глубокой мыслью, руки, осанка - весь облик, исполненный благородства и достоинства. Поэт вполне сознает, что он жертва своего собственного голоса, своего огромного таланта, той музы, что темным силуэтом высится над его плечом в глубине портрета. 
Перед нами с поразительной силой явленное одиночество гения, на века опередившего современное ему общество, вполне сознающего несовместимость свою с этим обществом, весь трагизм своего бытия! Бесконечно одиночество поэта. Его удел - извечный удел великих: непонимание и неприятие современников и вечная немеркнущая слава после смерти!
 
Удивительно найдена художником поза портретируемого. Своими сложенными на груди руками Пушкин как бы обнимает себя. Поэту холодно в этом мире. Этот холод бытия и одиночества достигает степени физического ощущения холода: оно и в жесте поэта, и в шерстяном его пледе, перекинутом через правое плечо и ниже плеч тоже как бы обнимающем фигуру. Этот плед, напоминающий нам классическую тогу на древних великих предшественниках, учителях и собратьях Пушкина - Овидии, Вергилии, Горации и других, является единственной сравнительно яркой цветовой полосой на портрете; все остальное сумрачно, приглушенно - во всем звучит негромкий, но трагический мотив грядущей судьбы поэта. Предвидя эту судьбу, поэт спокоен и внутренне свободен; поборник правды и красоты, он и умрет свободным, предпочтя смерть бесчестию.
 
Стоя у портрета, мы невольно размышляем: после позирования Кипренскому, после создания этого удивительного живописного его отображения, Пушкину останется менее десяти лет жизни. Что подарят эти десять лет русской и мировой литературе! Потом гибель, смерть – столь досадная для нас и столь неизбежная для него. Он умрет так же достойно, как жил, чтобы через столетие другой замечательный поэт России смог сказать о нем: «...его личность, умирая, расширилась до символа целого народа, и солнце - сердце умирающего остановилось навеки в зените страдания и славы...».
 
Из всех дошедших до нас прижизненных изображений Пушкина портрет работы Кипренского наиболее правдивый и сложный. Мы с детства, конечно, знаем и любим его. Но лишь с годами, с собственной зрелостью, раскрывается перед нами вся духовная бездна этого произведения. Вглядываясь в это изображение Пушкина, мы лучше понимаем произведения последних лет его творчества, и самые последние духоносные строки, написанные поэтом. Благодарные художнику, мы признаем: здесь гений русской поэзии нашел достойного своего выразителя.

FOLLOW ME

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • c-youtube