ТРОИЦА СЕРГИЕВА

Великая русская крепость веры, град многовековой молитвы всего русского народа, свидетельство неоспоримого величия России! Одухотворенный святынями обители, творческий гений Отечества в течение веков приносил Троице Сергиевой самые вершинные свои творения и превратил ее к нашим дням в несравненную дарохранительницу бесчисленных и драгоценных сокровищ русской культуры и искусства. На святой земле Троицы, окаймленной дивным и мощным ожерельем крепостных стен и башен, на площади в несколько гектаров ныне можно изучать и составить исчерпывающее представление о развитии русской архитектуры XV-XIX веков. Буквально каждое сооружение, включенное в это сказочный по красоте и гармонии ансамбль,  являет собой не только высокое мерило художественного вкуса и профессионализма, но и великого творческого такта каждого последующего мастера к собрату предшественнику. Даже после многочисленных утрат своих книжных и художественных сокровищ Троица и поныне сохраняет в своих музеях и ризницах великое множество таких раритетов и предметов священной старины, каждый из которых может насытить жизнь самого серьезного и взыскательного исследователя.
Нетленен и незамутнен духовный подвиг преподобного Сергия, «игумена земли русской», одного из основных творцов Куликовской победы, отца русского национального возрождения. Его молитвами, духом Сергиевским пронизан сам воздух на «Маковце», полнится еще жизнь и современной Троицы. Образ основателя и первоигумена Троицкой обители, дошедшей до нас на древнейшем покрове на раку  святого, это не только идеальный образ русского монашества XV века – золотого века русской святости, образ волевой, мужественной и строгой доброты, но и очевидное обличение всяческой лжи, греха, и порока, взыскание и в нас с вами устремленности к Добру и Правде Божьей…

Святые ворота Лавры

Войдем же, читатель, в святые ворота Лавры Сергиевской в строгой и благоговейной сосредоточенности, как входили сюда бесчисленные поколения наших благочестивых предков. Но еще до входа в Святые ворота Лавры заметим изящную часовенку как бы вышедшую на дорогу, ныне  - основную магистраль Сергиева Посада. Ее барочные формы, белые ленты пилястр, сами стены -  то светло-голубые, то светло-зеленые – как покрасят – все выдает время сооружения – вторую половину 18 столетия. И событие, вызвавшее к жизни этот памятник, произошло тоже в 18 веке, только в самом начале его, а именно «в лето 1709». В том году в Сергиевой Лавре произошел один из великих пожаров. И иноки обители, оберегая от огня основную реликвию монастыря – мощи первоигумена, вынесли одр с мощами основателя монастыря именно на это место. Можно не сомневаться, что нынешняя каменная часовня сменила собой не менее красивую и затейливую деревянную свою предшественницу…
 
Непосредственно над святыми вратами Лавры высится башнеобразный храм Рождества Ионна Предтечи, увенчанный несколько капризным, но изящным 5-главием. Это дар монастырю именитых людей Строгановых, в 1693 году заменивших своим сооружением тоже каменный древний прекрасный храм 1513 года.
Успенский Собор
Первым храмом непосредственно на земле Лавры предстает перед нами громада Успенского собора. Он  - в центре ансамбля и сразу воспринимается…городской святыней всего монастыря. Так оно и есть. В любом древнем городе России среди порой весьма многочисленных приходских церквей непременно существовал городской собор – символ единения, собирания паствы всего города. Само слово « собор» – от глагола «собирать», то есть соединять. Высоко над нашими головами, над алтарными выступами храма, в арочном обрамлении «закомар», то есть древнего по-сводного покрытия собора на небесно- голубом фоне помещены три композиции. В центре -  огромная, но изящная (рублевской иконографии!) Троица как знак основной святыни обители. Слева от нее в южной закомаре – святые Феодор Стратилат и царица Ирина – ангелы царственных супругов, при которых достраивался и освящался собор 15 августа 1585 года: царя Феодора Ивановича и царицы Ирины Годуновой. Фигуру святителя Николая – в северном волнообразном навершии алтарной стены – огромное большинство современных паломников воспринимают своеобразным благословением Святителя каждого входящего или покидающего Лавру. И действительно, этот самый чтимый на Руси святой есть первый помощник и покровитель путешествующих и «трудников на ниве Господней». Однако здесь его изображение следует воспринимать и как обозначение еще одного предельного престола и напоминание об очень трудных, но славных днях восемнадцатимесячной героической обороны монастыря от польско-литовских захватчиков в начале XVII века. Престол Николы в алтаре Успенского собора был освящен Троицким духовенством в день памяти святителя 9 мая 1609 года «для испрошения у Бога, с помощью молитв святителя» о прекращении цинги, унесшей к тому дню множество жизней осажденных -  в основном крестьян подмонастырских сел, пришедших под защиту крепостных стен обители….
 
Есть у собора, помимо основного Успенского и уже упомянутых двух придельных  престолов, еще один престол – «Всех святых в земле Российской просиявших». Он -  в подклете - усыпальнице собора. Там, среди священных захоронений блистательной плеяды русских иерархов и духовных просветителей России,  в апреле 1970 года было погребено тело достойнейшего нашего современника Патриарха Алексия I . Собор Успения божьей Матери, детище Ивана Грозного и достойный памятник его эпохи, строгий и величавый, вот уже пятое столетие изумляет своей мощью и достоинством всех насельников и паломников обители. 
Троицкий Собор
Но, как бы ни был величав Успенский собор Лавры Сергиевой, не он является основной и чтимой святыней сказочного града. Любой из современных посетителей Лавры, порой впервые пришедшей сюда и ничего не ведавшей ни в церковной архитектуре, ни в духовной значимости вообще каких-либо церковных сюжетов, миную и Успенский собор и другие храмы Лавры, неизменно устремляется к основной святыне монастыря – ее Троицкому собору. Белокаменный, совершенных пропорций, одновременно и строгий, и праздничный, монументальный и изящный, сей прекрасный образец ранне-московского церковного зодчества явился дивной рукотворной сенью над святыми мощами основателя Троицы – преподобного Сергия. Его дар покоится на солее, то есть предалтарном возвышении у южной части стены храма. Над мощами святого возведен один первых высоких иконостасов на Руси. Над его созданием в 1420-х годах трудились лучшие иконописцы Московской Руси во главе с гениальным современником и почитателем Преподобного  - Андреем Рублевым. Именно для этого храма и «в память отцу своему» духовному преподобному Сергию пишет Рублев свой шедевр – несравненную Троицу. А так называемый местный - нижний ряд иконостаса Троицкого собора – это блестящая и исчерпывающая антология всей русской средневековой духописи от Рублева и Дионисия до Симона Ушакова, т.е. от 20-х годов XV века до конца XVII столетия. Рядом с одром святого основателя Троицкой обители преподобного Сергия покоится его приемник на игуменстве – преподобный Никон, все - почти тридцатилетнее - игуменство которого проходит под знаком увековечения памяти и дела преподобного Сергия. И сам-то Троицкий собор сооружается в 1420-х годах по благословению игумена Никона. По его же благословению для росписи стен собора и создания иконостаса приглашены были мастер во главе с иноком Спасо-Анроньевской Московской обители Андреем Рублевым. По его же, Никона, инициативе и благословению создается первый по древности ( к 1422 году!) покров на раку с мощами  Сергия, несущий на себе, по сути, вышитый портрет первоигумена обители как исток и основу будущей его иконографии в те дни официально еще не канонизированного святого! 
 
Со временем, в 1623 году, и над захоронением Никона к южной стене Троицкого собора примкнет белокаменный Никоновский придел. Нарочито уменьшенный по отношению к собору, изящный и компактный, его объем придает Троицкому собору еще большую монументальность. Этот простой, но выразительный прием – контрастирующего сопоставления разновеликих объемов – наследуют последующие зиждители Троицкого ансамбля.
 
И вот, рядом со строгой громадой Успенского собора, в XVII столетии сооружается дивная – изящная и узорчатая – надкладезная часовенка; уже в XVIII столетии рядом с огромной «ладьей» монастырской трапезной с храмом преподобного Сергия 1692 года появляется крохотная церковка преподобного Михея – сподвижника Сергия свидетеля чудотворений преподобного. Так слагается знаменитая и неповторимая так называемая «планетарная система» Лаврского архитектурного ансамбля! 

Храм Сошествия Святого Духа

Не уступает по древности и красоте Троицкому собору и храм Сошествия Святого духа на апостолов – «Духовская церковь» 1476 года освящения. Храм находится напротив Троицкого собора и именно от него наилучшим образом смотрится. Его строили прославленные псковские мастера, приглашенные в Москву в 1474 году на строительство нового Успенского собора в Кремле. По неизвестным теперь причинам перестраивать кремлевскую Святыню псковичи отказались. Однако перед тем, как покинуть московскую землю, мастера направляются в Троицу поклониться преподобному Сергию. И оставят о себе добрую память, подарив Сергиевой Троице « Духовскую церковь».  Ничего подобного не сохранилось ни в самой псковской земле, ни во всей России!  

Церкоь Зосимы и Савватия  Соловецких чудотворцев

Каждый век, в том числе XVII, оставит о себе добрую и весьма масштабную память в архитектурном ансамбле Троицы. Но, пожалуй, самым прекрасным даром 17 века явится небольшая и не очень заметная каменная «свеча» шатровой церкви Зосимы и Савватия  Соловецких чудотворцев, «зажженная» руками московских строителей в 1635 году в западном створе Лаврского града. Святые создатели Спасо-Преображенской обители преподобные Зосима и Савватий, как и каждый русский подвижник, живший после Сергия, безоговорочно воспринимали Преподобного как своего первого наставника и совершенный образец монашества. Интерьер храма пленяет своей интимной теплотой, подлинной молитвенностью. А затейливые переходы в соседние строения «гражданской» архитектуры и дивная крытая паперть с трехчастной аркадой, которой храм обращен в своеобразный монастырский дворик и к крепостной стене, делают памятник еще недооцененным перлом русской архитектуры первой половины XVII столетия.

Церковь преподобного Сергия с Трапезной палатой

Вторя половина XVII века подарит каменному убранству Лавры, помимо уже упомянутых надвратного Рождества Иона Предтечи и надкладезной часовенки – подле Успенского собора, еще две поистине грандиозных сооружения: монастырскую трапезную с храмом преподобного Сергия – вдоль южной стены ее крепости и на месте древних – Грозненской постройки – царских чертогов новый жилой корпус для царственных паломников.

XVIII век подвел к завершению многовековой процесс сложения ансамбля. Ему осталось лишь подарить Лавре самую «звучную» ее выспренность, почти стометровой высоты, колокольню. И опять найдется в Московской земле добротный мастер Иван Мичурин, безошибочно определивший место и в 1740 году начавший строить грандиозное сооружение. Однако основным создателем сего дерзновенного и прекрасного перла ансамбля Лавры следует считать гениального зодчего - князя Дмитрия Ухтомского, который и завершит строительство колокольни в 1770 году. Вполне «европейских» черт    ( хотя ничего подобного мы в Европе не найдем!), грациозная и изящная, она при всей ее огромности – каменный столп 88-метровой высоты! нисколько не давит и производит впечатление почти невесомого сооружения.

Колокольня и церковь Смоленской Божьей Матери

Отходя от колокольни, заметим и стоящую чуть в стороне прелестную и крохотную – по сравнении с колокольней – церковь Смоленской Божьей Матери, сооруженную на вклад графа Алексея Кирилловича Разумовского и освященную в присутствии императрицы Елизаветы Петровны в 1746 году. Решенная в том же стиле, что и колокольня, самых изысканных очертаний и совершенных пропорций (как бы не Растрелли?!), она звучит безошибочно найденной – мелодичной и чистой – нотой запева, которая тут же разрастается в громоподобный ликующе праздничный аккорд Лаврской колокольни…
 
Ну вот, наше первое знакомство с Троице - Сергиевой Лаврой подошло к концу. Мы с вами покидаем Лавру. Вы беспрестанно оглядываетесь. Это естественно и отныне – неизбывно. Убежден, что не только мы, русские, но и любой духовно-зрячий человек, хоть раз посетивший этот светлый островок русской земли, остается завороженным им на всю оставшуюся жизнь и никогда не привыкнет к мысли, что навсегда покидает Лавру.
 
Как альпинист, первый раз достигший вершины и хоть немного подышавший несравненным воздухом гор, не спешит отправиться вниз, а, спускаясь, уже мечтает о новом восхождении, так и вы отныне будете воспринимать пережитое здесь как своеобразный апофеоз, вершину жизни свой и, отдаляясь от Сергиевой Троицы, уже будете мечтать… о новом паломничестве к ней. И чем больше вы будете постигать Троицу, тем боль эта светлая бездна будет притягивать вас к себе, тем невозможнее будет вам жить без нее!...

FOLLOW ME

  • Facebook Classic
  • Twitter Classic
  • c-youtube